jhgjhg
x

Поп-культура    Ас Пушкин

17.08.2017   •  

jhgjhg

Александр Сергеевич Пушкин – фигура для русской культуры столь значимая, что не умещается в рамки собраний сочинений и научных работ и живет бок о бок с нами как символ некоей предельной гениальности, как гений nec plus ultra. Как сказал Аполлон Григорьев, «Пушкин – наше всё». Впрочем, не только наше. Компания «Бреге» (Breguet) до сих по весьма гордится упоминанием продукции своего основателя в «Евгении Онегине», и в англоязычных рекламных материалах этой марки, ныне входящей в группу «Cуоч» (Swatch Group), часто увидишь портрет Пушкина кисти В.А. Тропинина с подписью: «A dandy on the boulevards (…) strolling at leisure until his Breguet, ever vigilant, reminds him it is midday». Этот непонятно кем выполненный прозаический перевод – в котором от поэзии Пушкина ничего не осталось... Благо, в родных рекламных макетах используется оригинальный текст, это концовка XV строфы первой главы романа в стихах:

…Онегин едет на бульвар

И там гуляет на просторе,

Пока недремлющий брегет

Не прозвонит ему обед.

 Отметим мимоходом, что брегеты встречаются в «Евгении Онегине» еще дважды:

 Еще бокалов жажда просит

Залить горячий жир котлет,

Но звон брегета им доносит,

Что новый начался балет.

и

Мы время знаем

В деревне без больших сует:

Желудок – верный наш брегет…

Как видим, во всех этих случаях имеются в виду карманные часы с боем (а возможно, и с репетицией). И понятно почему. Поминутно доставать часы из жилетного кармана, чтобы проверить время, не будешь: это не так быстро и удобно, как взглянуть на запястье. А в помещениях той поры не было ни электрического, ни газового освещения, а значит, далеко не всегда после захода солнца было достаточно светло, чтобы разглядывать стрелки на циферблате. Так что сигнальный механизм выполнял не чисто эстетическую (как сейчас), а вполне практическую функцию.

Но вернемся к Пушкину. В почитании гения нетрудно перегнуть палку и бесконечными, дежурными панегириками опошлить великий образ. Тогда появляется вторичное его осмысление – уже ироничное, гротескное, намеренно сниженное и противопоставленное «официальной» трактовке. Думается, именно такое брезжит в шутовских вопросах типа: «А это кто за тебя будет делать? Пушкин?»

Выдающийся мастер абсурда Даниил Хармс отразил эту сторону пушкинианы в своих бесподобных «Анегдотах из жизни Пушкина». Один из них тоже связан с часами: 

Однажды Петрушевский сломал свои часы и послал за Пушкиным. Пушкин пришел, осмотрел часы Петрушевского и положил их обратно на стул. «Что скажешь, брат Пушкин?» – спросил Петрушевский. «Стоп машина», – сказал Пушкин.