02-Loving-Legacy.jpg
x

Вопрос – Ответ    Генеральный директор Jaquet Droz Кристиан Латтманн, о синтезе технического мастерства и художественной выразительности

01.12.2017   •  

02-Loving-Legacy.jpg

Часовая мануфактура Jaquet Droz, одна из старейших в Швейцарии, в скором времени отметит свой 280-й день рождения; за почти что три века со своего основания она уже успела продемонстрировать настолько инновационные работы, что конкурентам остается только завидовать. В 2012-м году марка представила репетир Bird, в 2015-м за ним последовали часы Charming Bird, и теперь настало время очередного усложнения с автоматоном, репетира Tropical Bird. На лицевой стороне этих часов миниатюрный циферблат из оникса обрамляют настоящие джунгли, тропический рай, обитатели которого благодаря находкам инженеров «Жаке Дро» оживают при запуске репетира. Начинается это волшебство с трепещущих крыльев колибри (частота, между прочем, 40 колебаний в секунду). В корпусе из 18-каратного розового золота с ручной гравировкой установлен новый калибр RMA89, примечательный 60-часовым запасом хода и тихим колесным регулятором, благодаря которому при бое пауза между четвертями часа и минутами становится более отчетливой, что идет репетиру на пользу. Часы выходят ограниченной серией всего в восемь экземпляров.

13-Interview-Christian-Lattmann-Jaquet-Droz.jpg
Репетир Tropical Bird.
01-Interview-Christian-Lattmann-Jaquet-Droz.jpg

Пока мы наслаждались зрелищем, раз за разом нажимая на ползунок репетира, генеральный директор «Жаке Дро» Кристиан Латтманн рассказывал нам о том, что такой синтез технического мастерства и художественной выразительности был основой творчества марки еще с момента ее основания. Потом беседа перешла на историю репетира «Тропикал Берд» и дух марки, который Кристиан свято хранит. 

10-Interview-Christian-Lattmann-Jaquet-Droz.jpg

Когда вы начали работать в «Жаке Дро»?

С 2002-го я работал в Breguet, а с 2009-го начал уделять время и «Жаке Дро». В 2016-м президент группы компаний Swatch Марк Хайек назначил меня на должность генерального директора, и с той поры я занимаюсь только «Жаке Дро».

Довелось ли вам работать над запуском Tradition от «Бреге»?

«Традисьон» марка запустила в 2005-м; я в ту пору был вице-президентом, возглавлял отдел разработки продуктов. Помню, что этот проект курировал сам Николас Хайек. Все мы вместе старались сделать эту коллекцию идеальной. Было здорово.

Поговорим о «Жаке Дро»! Репетир «Тропикал Берд» великолепен. Расскажите, чем ваши мастера вдохновлялись?

В XVIII веке часовщики делились на два вида. Первые стремились к точности хода и двигали отрасль в этом направлении, что, бесспорно, весьма важно. Были и часовщики вроде нашего основателя, Пьера Жаке-Дро, которые ценили выразительность и черпали вдохновение в природе; особенно ему были близки облака и птицы. Он воплощал этот дух в своих автоматонах, то же самое сегодня делаем и мы. В 2012-м мы решили представить клиентам наручный автоматон. Речь идет про первый репетир, который, кстати, наши поклонники оценили по достоинству. Удивительно, что спрос на такие часы есть всегда. Я это называю «искусством вызывать восхищение»: наша цель – сделать так, чтобы клиент ощутил такой же восторг, как и ребенок, открывший для себя нечто новое, чтобы он просто слов найти не мог.  

Чтоб ощутить нечто подобное, нужно хоть на миг забыть про такие вопросы, как семья, финансы и прочие вещи, из-за которых нам, взрослым, порой не хватает времени на простые и чистые эмоции. Как говорил Антуан де Сен-Экзюпери, все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит. Николас Хайек призывал: «Не забывайте фантазии из детства».

И он был прав! Чтобы подойти к делу с таким богатым воображением, как «Жаке Дро», в душе и вправду нужно остаться ребенком. В таком духе мы и создали репетир «Тропикал Берд». Мы хотели сделать часы с абсолютно новым автоматоном, непохожим ни на один из тех, которые мы выпускали раньше. И это настоящее произведение искусства. Подвижных элементов там целых семь: водопад на заднем плане, три маленькие стрекозы, павлин, распускающий яркие перья, колыхающиеся на ветру листья пальмы, за которыми прячется тукан с подвижным клювом, колибри, приближающаяся к райским птицам… Крыльями она, кстати, порхает со скоростью 40 колебаний в секунду, их движение почти не разглядеть.

Прямо как настоящая колибри?

Не совсем, у настоящей колибри крылья в секунду совершают 80 колебаний. Природа есть природа.

14-Interview-Christian-Lattmann-Jaquet-Droz.jpg
Репетир Bird, представленный маркой в 2012-м.

Расскажите, как вы разрабатывали механизм для этих крыльев?

Этот механизм основан на усложнении с особым регулятором, который движется сам по себе. Он похож на традиционный регулятор из минутного репетира, но наша версия не издает ни единого звука. Честно говоря, крылья – это единственный элемент автоматона, выполненный не из золота, потому что металл слишком тяжелый. Все остальные компоненты – ручная гравировка по золоту, и раскрашены тоже вручную.

Сколько длится все, так сказать, представление?

Двенадцать секунд. На разработку этих часов у нас ушло три года, так как они основаны на первом репетире «Берд». На гравировку корпуса уходит месяц, еще один требуется на изготовление циферблата, причем в этом процессе участвует целых три мастера по работе с миниатюрами. Все компоненты из золота, гравировка и окраска ручные.

Мы также добавили в репетир «Тропикал Берд» подвесные компоненты, как на автоматоне Loving Butterfly. Как нетрудно заметить, благодаря ряду закрепленных таким образом неподвижных деталей (птицы, деревья…) возникает ощущение трехмерности.

Сколько запусков автоматона выдержит барабан?

Вопрос скорей в том, сколько выдержат ваши пальцы! Заводных барабанов тут два, один для репетира, второй для автоматона. Заводятся они с помощью заводной головки.

Как удобно! А почему в работах «Жаке Дро» так часто мелькает мотив природы?

Потому что природой вдохновлялся Пьер Жаке-Дро, вот и все. То была эпоха Просвещения, философы которой черпали вдохновение в природе, и он, часовщик, был в этом на них похож. Как я уже говорил, к особой точности хода он не стремился. Он наблюдал за птицами, обожал их, вот почему они так часто украшают наши усложнения. Еще его интересовало тело человека, потому что наука в то время не могла изучать его так подробно, как сейчас. Когда Пьер Жаке-Дро путешествовал, показывая свой автоматон почтенной публике, все были в восторге. Люди рассматривали изделие с обратной стороны, пытаясь понять, не прятался ли там человек, двигавший фигурки. Это было почти что волшебство. Именно этот эффект волшебства мы и стараемся сохранить сегодня.

12-Interview-Christian-Lattmann-Jaquet-Droz.jpg

Могу предположить, что воссоздать нечто живое очень непросто. Некоторые ученые сейчас стараются изготовить роботов, максимально похожих на людей. Роботы эпохи Пьера Жаке-Дро создавались по такому же принципу, верно?

Да, все правильно. Это своего рода цикл, которому подвластна и часовая отрасль. В случае с «Жаке Дро», мне кажется, это хорошо, потому что сейчас мода на такие вещи возвращается. Сегодня все больше интересуются цифровыми технологиями, но мы все же представили усложнение, которое новичку может показаться очень непонятным, да и изготовить его не так просто. Технически, это старомодная механика, если разобрать автоматон, все станет ясно.

Я уверен, что эти часы останутся с нами еще надолго. Коллекционеры будут носить их на запястье или держать в сейфе, как ценный объект искусства, еще как минимум сотню лет. Владельцы таких часов видят в них не просто прибор времени, для них это способ подчеркнуть собственный артистизм, они с ними расставаться не спешат.

Можно ли назвать эти часы самым сложным автоматоном «Жаке Дро»? Если да, то какой модели этот титул принадлежал раньше?

Да, это и вправду наш самый сложный автоматон. Репетир – сам по себе одно из самых продвинутых усложнений в часовом искусстве. До этих часов, пожалуй, самой сложной была модель «Чарминг Берд», хотя в ее случае речь идет не о часах с боем; мы пытались воспроизвести птичьи трели с помощью идущих из калибра потоков воздуха. Это было нечто абсолютно новое, ни один другой автоматон звук таким образом не создает. Репетир «Берд», впрочем, тоже простым не назвать, но у репетира «Тропикал Берд» все-таки больше подвижных элементов в композиции.

03-Interview-Christian-Lattmann-Jaquet-Droz.jpg
02-Interview-Christian-Lattmann-Jaquet-Droz.jpg

 

Эти часы, кажется, дают представление о новой энергии «Жаке Дро». Все недавние часы марки произвели на нас очень хорошее впечатление, и в «Тропикал Берд», как и в Grande Seconde, почерк компании чувствуется четко и ясно. Марка словно оттачивает свой стиль – это так?

 Да, именно это мы и стремимся выразить в своих часах. У марок вроде «Жаке Дро» всегда есть, что рассказать. У нас невероятно богатая история, но мы столь же трепетно относимся и к тому, чем занимаемся сейчас. Если марка будет пытаться рассказать сотню историй одновременно, ее, вероятно, просто не поймут, и стиль, как вы верно подметили, будет не столь выверенный. Так что мы решили сосредоточиться на самой сути «Жаке Дро». «Жаке Дро» – это автоматоны, это знаменитые «Гранд Сгонд», еще одна визитная карточка дома, это, наконец, необычайное мастерство. На этих трех основах и зиждется наша суть, которую мы и хотим показать через часы. В рекламе мы рассказываем эти истории более подробно, говорим про свои ценности. Мы не хотим устраивать пресс-конференции на несколько тысяч человек, потому что они абсолютно обезличенные, ведь каждый человек видит в наших часах нечто свое. Часы вызывают у людей чистые эмоции, и потому мне больше нравится представлять их людям лично, пускай на это и уходит больше времени. Сейчас я обсуждаю эти часы с вами, потом поговорю про них с кем-то другим, и беседы неизменно будут более насыщенные, чем на пресс-конференции.

Пьер Жаке-Дро создавал настольные часы с поющими птицами, и мы продолжаем его труды. В то же время, мы стараемся и находить новые решения, двигаться вперед и делать все по-своему. В этом, по сути, квинтэссенция репетира «Тропикал Берд». Часы – это наш посол, в них мы вкладываем все усилия и эмоции, и потому такая модель заслуживает подробного обсуждения.

Сейчас мы путешествуем по миру, представляя эти часы публике, через Пекин, Гонконг, Сингапур, Сидней, Токио, и, наконец, Женеву. После поездки будем готовить новое усложнение на следующий год, к нашей 280-й годовщине. Детали пока разглашать не буду, потому что тогда вы не приедете к нам в Базель (смеется). Надеюсь, новинка вас приятно удивит.

По-моему, подход великолепный, как с технической стороны, так и с точки зрения бизнеса. Сосредотачиваясь на самых знаменитых часах, вы рассказываете о марке все, что клиенту нужно знать.

Вы абсолютно правы. Марке, которая творит уже 280 лет, спешить никуда не нужно. Кстати, мы также откроем новые фирменные магазины, не только для повышения продаж, но скорей для продвижения собственных часов. Там мы сможем принять клиента, как положено, и показать все наши коллекции вживую.

06-Interview-Christian-Lattmann-Jaquet-Droz.jpg