GP-Laureato38-6.jpg
x

Досконально    Girard-Perregaux Laureato 38mm, новейшая история

22.08.2017   •  

GP-Laureato38-6.jpg

Часы Laureato марка Girard-Perregaux представила в 1975-м, и с той поры их перевыпускали и переосмысливали столько раз, что уже и не скажешь, какая из моделей воплощает их суть. В конце концов, первые «Лауреато» представляли собой тонкие кварцевые часы, и вышли они в ту пору, когда «Жижар-Перрего», как и швейцарская часовая отрасль в целом, пыталась совладать с кварцевым кризисом. Тот факт, что калибр в оригинале был именно кварцевый, имеет огромное значение: первые швейцарские часы на кварце клиентам предложили именно в «Жирар-Перрего». Свой первый собственный кварцевый калибр, Elcron, марка выпустила в 1970-м; работал он на частоте в 8 192 герц. В 1971-м был представлен калибр GP-350, работавший на частоте 32 768 герц. Им марка и задала стандарт для кварцевых калибров, сохранившийся и по сей день.

GP-Laureato38-2.jpg

Некоторые считают, что дизайн оригинальных «Лауреато» был основан на линейке Royal Oak. Да, сходства есть, причем достаточно очевидные, на мой взгляд, как, скажем, восьмиугольные ободки, но если положить эти часы бок о бок, сразу станет ясно, что у них абсолютно разный характер. Создатели «Роял Оук» стремились к максимально агрессивному дизайну, подчеркивая угловатость часов. Дизайнеры «Лауреато» не пытались бездумно воспроизвести такую броскую геометрию – они стремились к плавности линий, к классической для середины прошлого века эстетике тонких и элегантных часов, которые надевают для выхода в свет. Хорошо это или плохо, пусть каждый решает для себя, но лично мне кажется, что облик «Лауреато» куда более консервативен, нежели дизайн «Роял Оук», как минимум, в плане изначальной задумки.

GP-Laureato38-3.jpg

Коллекция «Лауреато» долгое время оставалась кварцевой и, более того, именно в ней марка нередко запускала кварцевые усложнения. Механическая модель была представлена только в 1995-м, и в ней был установлен калибр 3100, который компания разработала своими силами. Семейство калибров 3000 было запущено всего за год до этого, в 1994-м; эти механизмы, как и «Лауреато», в определенном смысле были выдержаны в достаточно консервативном стиле. По современным стандартам механизмы были небольшие: так, калибр 3300 был 11,5-линиевым (то есть, 25,6 x 3,36 мм), а калибр 3000 – 10,5-линиевым (порядка 23,6 мм в диаметре). В новой линейке «Лауреато» установлен как раз таки калибр 3300, частота колебаний баланса в котором составляет 28 800 пк/ч.

GP-Laureato38-4.jpg

Кстати, калибры из семейства 3000 можно обнаружить и в любопытных часах других марок. Так, MB&F использует его как основу для многих «Часовых машин», так как он благодаря малым габаритам и живучести оставляет инженерам широкий простор для необычных решений. В 1996-м марка Vacheron Constantin создала на основе калибра 3100 свой собственный механизм 1311, который установила в Overseas, свои первые часы после перехода под крыло группы компаний Vendôme Luxury.

GP-Laureato38-7.jpg

 Создатели новых «Лауреато» бережно сохранили множество достоинств артикула 8010: в новинке тоже установлен калибр из семейства 3000 (калибр 3300, говоря более точно), и габариты у часов весьма привлекательные, 38 на 10,02 мм. Гильошированные циферблаты снова с нами, а вот ободок и стрелки сделали чуть крупней, благодаря чему часы выглядят куда более внушительно, и время по ним смотреть удобней. Не то чтобы у артикула 8010 с этим были какие-то проблемы, вовсе нет, просто с возрастом начинаешь понимать, что даже такая мелочь – это уже немало. Конструкция браслета та же, и своей почти что живой грации она нисколько не растеряла. По сути, новинка во многом выглядит так, будто выпустили ее еще до XXI века, и, как и оригинальная кварцевая модель, она настолько же верна современной эстетике, насколько стремится и к тонкому, элегантному идеалу часов на каждый день времен середины прошлого века. Как ни странно, из-за более крупного ободка она ее облик куда ближе к дизайну «Роял Оук», чем оригинальные «Лауреато» или артикул 8010.

GP-Laureato38-8.jpg

Многим новые 38-миллиметровые «Лауреато» пришлись по вкусу, особенно в корпусе из стали. На запястье они сидят хорошо, и отделка тоже очень радует: особенно здорово у марки вышли боковые грани корпуса, работа очень элегантная. Переходы между матовыми и полированными поверхностями отлично создают визуальное разнообразие, подчеркивая геометрию корпуса, и не кажутся излишне резкими. Новинку можно приобрести как на браслете, так и на ремешке, и хотя ремешки тоже смотрятся неплохо, советуем брать эти часы именно с браслетом, как минимум из уважения к истории этих часов. Как и в случае с «Роял Оук», «Лауреато» без браслета – это полумеры.

GP-Laureato38-9.jpg

«Жирар-Перрего» я знал как компанию-инноватора, которая выпускала изумительные изделия вроде карманного турбийона Esmerelda. Это они придумали турбийон на трех золотых мостах, впервые представив такой механизм в XIX веке, это они рискнули ступить на новую тропу и не только осваивать кварц, но задавать другим стандарты. Это они в 60-х создали великолепные Chronometer HF, высокоточный хронограф, за месяц набиравший всего минутную погрешность (по заявлениям самой марки, по крайней мере). Ну и, разумеется, именно они первыми использовали в наручных часах спуск постоянной силы – и это большой шаг вперед. 

Сложно отделаться от мысли, что при всех своих достоинствах 38-миллиметровые часы «Лауреато» в стальном корпусе с браслетом также служат напоминанием о главной проблеме, над которой «Жирар-Перрего» бьется в наши дни. Проблема эта вот в чем: как обратить все свои неоспоримые победы в единую историю, понятную современному клиенту? В конце концов, эта компания еще с конца Второй мировой представляет собой чуть ли не хрестоматию успехов и провалов швейцарской часовой отрасли, да и не ограничивала себя исключительно часами класса «люкс». Она выпускала и вполне себе средние часы с калибрами, купленными у других марок (как например, послевоенные Sea Hawk, которые, кстати, своих денег и вправду стоили, так что марке и этот сегмент подвластен), и карманные часы с турбийонами, которые уже явно на любителя, и сверхсложные модели вроде турбийона Jackpot, и прочие занимательнейшие вещи. 

GP-Laureato38-10.jpg

За плечами у «Жирар-Перрего» огромное количество часов, по-настоящему значимых для истории, но теперь марке нужно более ясно обрисовать свой характер для публики и более реалистично оценивать, как эта самая публика ее видит. Все козыри у марки на руках, и наверняка соблазн угнаться не то что за двумя, а за двум сотнями зайцев сразу и вправду велик, особенно если в силу богатой истории и продвинутых технических возможностей тебе это и вправду под силу. Но вот более узкая стратегия зачастую и более ясна. 

GP-Laureato38-11.jpg

Было бы неплохо, если люди в принципе станут уделять больше внимания истории часов и контексту, в котором те или иные модели появлялись на свет. Если не знать, в какую эпоху марка выпустила первые «Лауреато», и что с этой коллекцией происходит уже 42 года, то новинку можно принять за бюджетный «Роял Оук». Но если копнуть в историю и коллекции, и «Жирар-Перрего» чуть поглубже, то, думаю, впечатления от новых «Лауреато» будут уже другие. Да, эти часы действительно необычные, но это вовсе не обязательно считать недостатком. Владельца «Лауреато» можно считать как человеком, который выбросил деньги на ветер, так и неординарной личностью – это зависит как от вашего вкуса, так и от ваших познаний в часовом искусстве.

Часы Girard-Perregaux Laureato в 38-миллиметровом корпусе: стальной корпус и кожаный ремешок – 9 700 долларов (около 563 тысяч рублей); стальной корпус и стальной браслет – 10 400 долларов (около 605 тысяч рублей), розовое золото и кожаный ремешок – 19 900 долларов (около 1,15 миллиона рублей). Габариты корпуса: 38 x 10,02 мм. Во всех моделях установлен калибр Girard-Perregaux 3300: габариты 25,6 x 3,36 мм, 27 камней, запас хода 46 часов, частота баланса – 28 800 пк/ч. Водостойкость в стальном корпусе – 100 метров, в золотом – 50. Ремешки из крокодиловой кожи. С полным ассортиментом коллекции можно ознакомиться на официальном англоязычном сайте марки.

Фото: Роман Ерофеев