IMG_8863-sm.jpg
x

Байкальский ледовый марафон 2018    Хочешь пробежать 42 – настройся на 50!

24.01.2018   •  

IMG_8863-sm.jpg

Мы продолжаем публикации про наших товарищей, что решились преодолеть 42 км по льду озера Байкал. "Стоит ли лететь так далеко, чтобы пробежать 21 километр? Может, лучше подготовиться и бежать полный марафон?" – таким был ответ Владимира Волошина на предложение Лорана (рассказ вице-президента Carl F. Bucherer, про как, зачем и почему мы публиковали ранее) пробежать полумарафон. Дадим слово Владимиру: "преодоление" – это про него, его послужной список внушает доверие, и это важно – в конце концов, ему мы вверяем судьбу пусть подготовленного, но иностранца. Все ведь помнят, что русскому хорошо, то немцу...  Или французу, не важно...

Итак, друг часовой марки Carl F. Bucherer Владимир Волошин рассказал Revolution про решение поддержать Лорана, и как участвовать в тяжелых соревнованиях и чувствовать себя при этом счастливым – читайте!

IMG_8868-sm.jpg

В марте вы с вице-президентом Carl F. Bucherer Лораном Лекампом бежите Байкальский ледовый марафон. Как возникла эта идея? С Лораном мы встретились в Москве, пообщались и поняли, что во многом похожи: мы ровесники, оба связаны с биатлоном и другими видами спорта, находимся в неплохой форме, оба путешествовали, у обоих есть семьи. Я понял, что мы находимся примерно на одном уровне, только живем в разных странах и работаем в разных условиях. Он сказал, что хочет пробежать байкальский полумарафон, и предложил составить ему компанию. Я ответил, что компанию составлю, но стоит ли лететь так далеко, чтобы пробежать 21 километр? Может, лучше подготовиться и бежать полный марафон? Он такого вызова не ожидал, но принял его: мы договорились, что меняем цель с 21 на 42 километра и именно к этому начинаем готовиться. 

IMG_8740-sm.jpg

Как люди готовятся к марафону вообще и особенно к условиям зимнего Байкала? К обычному марафону требуется не менее полугода систематичной подготовки. Если цель просто финишировать, то придется бегать не менее 70 км в неделю. При этом нужно определить ориентировочное финишное время: чтобы выбежать из трех часов и из четырех требуются абсолютно разные тренировочные ритмы, если для четырех часов вполне реально тренироваться самостоятельно, то для трех придется работать с тренерами и проходить все необходимые тестирования. Это то, с чего я сам обычно начинаю и рекомендую всем остальным, – сделать медицинские и функциональные тесты. Медицинские тесты помогут понять, в каком состоянии сейчас находится организм, а функциональные – определяют выносливость, пульсовые зоны и ставят границы, дальше которых в режиме соревнований двигаться нельзя. Исходя из этого строится план тренировок. Так что сейчас мы с Лораном пытаемся определить, каким темпом пойдем. Для меня самое важное – это довести его до финиша, я буду, скорей всего, его пейсмейкером. Марафон – это бег на крейсерской скорости, нельзя бежать побыстрее, потом помедленнее, а потом пешком пройтись, нужно заранее рассчитать темп, который будем держать, и не отклоняться от него ни на йоту. Настоящий марафон начинается после 30-го километра, когда ты уже изрядно устал, у тебя забиты мышцы, в голове каша – вот здесь нужна эта подготовка, вот зачем сейчас каждый из нас полгода тренируется в своей стране. Условия, в которых мы побежим, предугадать невозможно: это может быть сильный мороз, минус 15–25 градусов, или ветер 20–35 м\с. При таком ветре может быть острый, колющий снег, так что нужны не обычные очки, а горнолыжная маска. Более того, погода может кардинально поменяться даже во время марафона. Организаторы обязывают участников приезжать заранее, чтобы хоть как-то адаптироваться и понять, в каких условиях они будут двигаться. Это самый сложный из зимних марафонов, так что мы готовимся очень тщательно, в том числе подбираем экипировку: кроссовки с шипами, кроссовки без шипов, два слоя одежды внутри, три слоя снаружи, специальные шапки, балаклавы, перчатки... 

IMG_8856-sm.jpg

Насколько я понимаю, со стороны организаторов идет очень строгий контроль, если заподозрят неладное, то с соревнований снимают моментально? Уже на моменте регистрации нам пришлось доказывать, что мы способны преодолеть такое расстояние в подобных условиях. Каждый из нас сдавал протоколы предыдущих соревнований, только рассмотрев их, нас допустили. На одной силе мысли такие вещи сделать нельзя. Интерес Лорана как вице-президента швейцарской компании понятен. Он всегда стремится продемонстрировать тем, кто живет в России, что компания существует и делает интересные вещи; лет пять назад он обращался ко мне с вопросом, а нельзя ли нырнуть, как Джеймс Кэмерон, на дно Байкала с часами – желательно, под лед. Но что это дает вам? Новый опыт, впечатления, эмоции, я открываю мир через призму спорта. Для меня это возможность преодолеть марафон вместе с товарищем, мы не претендуем на чемпионский титул, а хотим стать чемпионами для самих себя, для друзей. То время, с которым мы финишируем, и будет лучшим. Конечно, если кто-то из нас пожелает потом вернуться и улучшить результат, он может попробовать – но не факт, что получится. Рекорд байкальского марафона – два часа сорок минут. Но чемпион, который держит этот рекорд, в один из годов пробежал за три часа тридцать минут – и тоже стал первым, потому что погодные условия были другие. 

e731cbb4-c676-47ba-a133-65095b3e8564.JPG

Влияет ли разница во времени на соревнования? На Байкале будет плюс пять часов, вроде бы спать пора, а вам бежать. Не было таких проблем? Не было. Например, я на Гавайях участвовал в Чемпионате мира по триатлону, разница была 14 часов. Когда прилетаешь, есть некий сюр: хочется бодрствовать, а у них ночь. Но просто ложишься спать и все. Пять часов – разница не большая.

Есть ли у вас жизнь кроме занятий спортом? Конечно. Работа – это для меня основное. Но куда бы я ни ехал, у меня всегда с собой спортивная форма. Люди, которые ездят со мной в командировки, знают, что в любом городе, невзирая на погоду, в 7 утра я начинаю день с пробежки. Если в обед есть возможность пробежаться или прокатиться на лыжах, я обязательно этим воспользуюсь. Я стараюсь в течение дня использовать свободные часы по максимуму. При этом не забываю, естественно, про семью. Семья ездит со мной там, где это уместно, выходные мы стараемся всегда проводить вместе, и по вечерам я успеваю иногда увидеть дочку прежде чем она ляжет спать.