2018_02_28_KVCov.jpg
x

Вопрос – Ответ    Кари Вутилайнен, основатель и глава марки Voutilainen, о желании делать что-то новое и особенностях циферблатного производства

01.03.2018   •  

2018_02_28_KVCov.jpg

Кари Вутилайнен, швейцарский часовщик финского происхождения, известен как один из лучших современных мастеров тонкой окончательной отделки механизмов. Проработав девять лет в фирме Мишеля Пармиджани, он основал в 2002 году независимое часовое предприятие, специализирующееся на выпуске коллекционных наручных часов, а недавно он расширил бизнес, став собственником мастерской по производству циферблатов. Стоит лишь начать говорить с Кари, понимаешь, что часовщик – одна из наиболее интеллигентных профессий. 

2018_02_28_KV1.jpg
Кари Вутилайнен.

В этом году вы представили новые часы 217QRS с центральным секторным индикатором даты. Почему именно эта функция и почему не обычное окошко?
Про индикатор даты меня уже давно спрашивают, клиентам хотелось модель с таким усложнением. Что же касается окошка, с ним довольно много мороки в плане дизайна циферблата. Если окошко слишком маленькое, усложнением неудобно пользоваться, а если большое, то начинает перетягивать на себя все внимание. Нужно искать равновесие. С секторной индикацией такой проблемы нет, она очень удобная и практичная. А потом, у меня уже были часы, вышедшие в единственном экземпляре, где стрелка даты идет по кругу. Повторять тот же принцип было нельзя, так что пришлось придумать что-то новое. 

2018_02_28_KV2.jpg
Voutilainen 217QRS, белое золото, диаметр 39 мм, толщина 11,5 мм. Механизм с ручным заводом, ход с двумя колёсами, запас хода 65 часов. Секторный указатель даты.

Чтобы сместить стрелку даты на деление вперед, нужно нажать на заводную головку. Интересная находка, раньше ее уже применяли? И не проще ли было сделать отдельную кнопку?
Да, нажимная заводная головка у нас уже была, например в часах с индикацией времени во втором часовом поясе. Она мне нравится больше, чем кнопка, потому что с ней корпус получается герметичней. К тому же эту систему мы впервые опробовали еще много лет назад, и с тех пор никаких нареканий она не вызывала.
А почему вы решили изменить дизайн корпуса? Начинаете новую серию?
Нет, не сказал бы. Новинка выйдет ограниченной серией в 30 экземпляров, по 10 каждого варианта в разных металлах – розовое золото, белое золото, платина. Что касается дизайна, просто не хотелось повторяться, нужно же какое-то разнообразие. Я стремился к новому стилю, в котором тем не менее сразу бы узнавался мой почерк. Равновесие между новым и старым найти непросто, так что времени на новинки немало потрачено. Проверяли, какие штрихи будут смотреться особенно удачно, как часы сидят на запястье, удобно ли их носить с ушками новой формы. Ушки у новинки, ободок и корпусное кольцо вогнутые. Сверху, правда, это незаметно, и на первый взгляд новинка и вправду очень похожа на предыдущие модели из серии «Вен-8» (Vingt-8). Но со стороны смотрится здорово, в часах чувствуется объем. 

2018_02_28_KV3.jpg
Новый дизайн в коллекции Кари Вутилайнена: вогнутые ободок, корпусное кольцо и боковые поверхности ушек крепления ремешка часов Voutilainen 217QRS.

Еще одна новинка – версия «Вен-8» с вращающейся минутной шкалой в 44-миллиметровом корпусе. Раньше вы придерживались классических габаритов, почему решили сделать шаг в таком направлении? 
На самом деле крупные часы у нас уже были. Например, репетир с индикацией времени во втором часовом поясе вышел в 42-миллиметровом корпусе. А почему я такие выпускаю? Потому что некоторые клиенты просят. Так что для салона решил подготовить модель покрупней, но выдержанную в нашем духе. Кстати, обратите внимание на циферблат. Чистое серебро, покрытое слоем прозрачного лака, никакой гальванической обработки. 

2018_02_28_KV4.jpg
В 2014 году Кари Вутилайнен приобрёл обанкротившееся предприятие по изготовлению циферблатов Dialtech и переименовал его в Comblémine. Результаты налицо.

Он со временем не почернеет? 
Нет, лак не даст. Благодаря такой технологии можно по-разному играть с оформлением. Вариантов полно: полировка, зернение, гильоширование, что угодно. После отделки просто покрываешь циферблат лаком, и все. Или, скажем, можно сделать циферблат матовым и покрыть двумя слоями лака: цветным и прозрачным, блестящим. Или, наоборот, блестящий металл и матовый лак, так тоже можно. Тонкостей много, зато какой простор для творчества! 
У вас есть собственная мануфактура по производству циферблатов. Она работает только на вас или принимаете и заказы со стороны? 
В основном делаем заказы со стороны, потому что у меня часы изготавливаются малыми партиями, мне много циферблатов не нужно. Но если мануфактура не выходит на определенный объем производства, то я несу убытки. Производство циферблатов – удовольствие недешевое. Например, в лаборатории гальванической обработки нужно постоянно фильтровать воздух, а фильтры опять же стоят денег, и их приходится часто менять. То же самое касается воды: надо все время очищать воду. Таких мелочей полно, процесс довольно затратный.