2018_10_22_Cas000.jpg
x

Вопрос – Ответ    Кикуо Ибе, отец ста миллионов «джи-шоков», о пятиуровневой системе защиты, девочке, игравшей в мяч, и свободном падении из окна туалета

15.08.2018   •  

2018_10_22_Cas000.jpg

История «джи-шоков» динамична, что импонирует. Чуть ли нет каждый день сюрпризы. Так, в конце мая месяца в Москве, в тёплую уже по-летнему погоду, объявился загадочный гражданин. Скромно одетый, безусловно фотогеничный, за словом (японским) в карман не лезет, в инженерно-интеллигентского образа очках с круглыми стёклами, на руке непритязательный белый «джи-шок» из серии Shock The World, с чувством юмора более чем в порядке. Гражданина звали Кикуо Ибе, впрочем, его лучше было бы представлять как отца «джи-шоков». Кикуо Ибе прибыл в Москву в рамках мирового турне, организованного в честь 35-летия изобретённых им суперударостойких наручных часов, всего лишь полгода после громогласного официального объявления компании Casio о выпуске 100-миллионного экземпляра G-Shock. Из этих ста миллионов встречались весьма занятные экземпляры, надо сказать, во множестве, да и в застомиллионные времена «Касио» не даёт соскучиться. Цельностальные «джи-шоки» уже в продаже, и в чернёной стали тоже, цельнозолотой «джи-шок», видимо, останется уникумом в корпоративной музейной коллекции, перспективы поступления в продажу сапфировых концептуальных моделей остаются туманными, правда, явно инспирированные «сапфиром» прозрачные пластиковые «джи-шоки» серии Glacier Gold стиля «медуза» (на загляденье хороши) то там то сям уже поступают в магазины, глядишь, и к нам в страну к наступлению морозов доберутся. Обсудить с Кикуо Ибе всё разнообразие тем, связанных с порождёнными им часами, не представлялось возможным, потому мне подумалось, что надо поговорить о главном – как всё начиналось. Хотелось бы выразить поблагодарить команде российского офиса «Касио» за дружеское содействие и любезно предоставленную возможность побеседовать с г-ном Кикуо Ибе.  

2018_10_22_Cas000a.jpg
Кикуо Ибе, ведущий разработчик компании Casio и создатель часов G-Shock, о пятиуровневой системе защиты, девочке, игравшей в мяч, и свободном падении из окна туалета.

Г-н Ибе, приветствую вас в Москве! Насколько понимаю, это не первый ваш приезд сюда? 
Да, я уже второй раз здесь, и мне очень нравится этот город. 
Заметили ли вы какие-либо изменения с прошлого раза? 
Вот сейчас, когда я ехал из аэропорта, заметил, что построены новые здания, проложены новые дороги, город стал больше, чище, красивее, видно, что он развивается. 
Теперь хотелось бы отправиться на много лет назад и выяснить, наконец, окончательно про те уже попавшие в легенду часы, подаренные вам отцом, которые вы уронили и разбили, что стало отправной точкой в разработке «джи-шоков» – какой марки они были? 
Они были произведены в Японии, но, поскольку, если я скажу, какая фирма произвела эти часы, то это не очень хорошо повлияет на репутацию этой фирмы. Поэтому, боюсь, такую информацию я вам разгласить не могу. 
Итак, вам захотелось сделать так, чтобы часы были прочными. Когда и как были сформулированы технические требования? 
Было, как известно, три основных технических пункта – часы должны выдерживать падение с 10 метров, и обладать водостойкостью до 10 атм. и работать от одной батарейки в течение 10 лет. Первые два требования сформулировали мы – команда разработчиков. Что касается третьего требования, в котором изначально говорилось о семи годах, а в итоге срок эксплуатации батарейки был увеличен до десяти лет – этот пункт был сформулирован отделом, который занимался разработкой электрических компонентов. 

2018_10_22_Cas002.jpeg
Первая модель G-Shock 1983 года.

В своих интервью вы говорили, что работа шла тяжело. Какими были основные технические трудности, с которыми вы столкнулись в реализации проекта? 
Изначально основная идея была в том, чтобы разработать пятиуровневую систему защиты, проблема была в том, что несмотря на все пять уровней защиты время от времени при испытаниях из строя выходила одна из электронных деталей. В часах всё было устроены таким образом, что при выходе из строя одной деталй, за ней постепенно начинали выходить из строя следующие детали, в особенности, если мы решали усилить защиту одной конкретной сломавшейся детали. Здесь мы попали в порочный круг, так что именно эта ситуация доставила нам больше всего проблем. Я уже на 99 процентов был готов к тому, чтобы сдаться, и буквально одним процентом себя я верил, что если я не сдамся, то найду способ, как решить эту техническую проблему. Есть хорошая фраза – никогда-никогда-никогда [Ибе-сан здесь произнёс «никогда-никогда-никогда» по-русски – АК] не сдаваться. Один раз, когда я шёл по парку, я увидел девочку, которая играла в мяч, стучала мячом о землю, и у меня в голове буквально всплыло понимание того, как именно можно решить мою проблему. Идея была в том, чтобы на последнем из пяти уровней защиты сделать воздействие при ударной нагрузке минимальным, чтобы максимально защитить электронные компоненты часов. Электронный блок был сделан как будто плавающим, закреплённым всего в нескольких точках. Это было начало технологии «джи-шок». 

2018_10_22_Cas001.jpg
Концептуально-сапфировые Casio G-Shock.

Что мотивировало вас в момент, когда остался один процент уверенности, продолжать разработку и не останавливаться? 
Довольно сильной мотивацией оказалось моё желание сделать эти часы полезными. Моей первоначальной целевой аудиторией были дорожные рабочие, которые трудились неподалёку от офиса в тот момент, когда мы начинали разработку. Мне подумалось, что им-то пригодятся по-настоящему прочные часы, так как все выпускавшиеся в то время часы были для них хрупкими, так что ими они вряд ли могли воспользоваться. Желание сделать такие часы, которые пригодятся этим людям, довольно сильно меня поддержало. 
Значит, изначально подразумевалось, что часы буду доступными для рабочего человека. Какие это накладывало ограничения на процесс конструирования, материалы, компоненты? 
Да, мы старались максимально удешевить производство, потому что мы хотели сделать часы доступными для всех. У нас хватало идей, которыми мы смогли воспользоваться при реализации этого намерения. 

2018_10_22_Cas003.jpg
Стальное трио G-Shock 2018 года выпущено к 35-летию Casio G-Shock.

Думаю, это добавило сложности в вашу работу. 
Всё же самое сложное было в том, чтобы разобраться с прочностью, чтобы выработать такую структуру, которая бы обеспечивала максимальную прочность. Одна из самых трудных преград, которые нам пришлось преодолеть, это распространённое повсеместно на тот момент мнение – называвшееся здравым смыслом, что часы – это очень хрупкий прецизионный инструмент. Иначе даже не может быть. Преодоление этой преграды в собственном сознании было для нашей команды одним из основных вызовов.
В одном из интервью вы сказали, что вы и ваши сотрудники, проверяя прототипы, выбрасывали их из окна туалета. Почему из туалета? Втайне от начальства?
Действительно так, из туалета отпускали часы в свободное падение, отстёгивая ремешок на руке. По тогдашней моде часы должны были быть достаточно тонкими и, собственно, курс компании был на то, чтобы они продолжали оставаться тонкими, небольшими, компактными. Если мы увеличивали, во всяком случае, на том этапе разработки проекта число уровней защиты, то часы становились больше и толще. Нужно было какое-то незаметное обособленное место, чтобы провести серию экспериментов по испытанию, как работает новый или модернизированный уровень защиты. И вот в качестве такого обособленного места, своей лаборатории, я выбрал туалет, из окна которого мы бросали часы вниз.
Что был внизу – почва, трава, асфальт, бетон?
Там был бетон.
Самое плохое для часов, что только можно представить.
Ну, может быть, если бы внизу был газон, разработка пошла бы легче… (смеётся)
Сколько всего было сделано прототипов?
Более двухсот.
Что-нибудь сохранилось?
Нет, всё было уничтожено, так как я и предположить не мог, что разработанные нами часы продержатся настолько долго. 

2018_10_22_Cas004.jpg
G-Shock серии Glacier Gold – новая модель серии, посвящённой 35-летию Casio G-Shock.

Была обычная нормальная работа без подразумеваемых всемирной славы и музея…
Никаких таких мыслей не было. Совершенно. В том момент о славе не думал и, более того, я полагаю, тем что часы так долго продержались и что они так широко известны в мире, мы обязаны медиа, и я благодарен работающим в медиа за бережное и достойное обращение с этой темой.
Могли ли такие часы, как G-Shock, сделать в Америке, в России, где угодно, где производили часы?
В тот момент стандартом считались тонкие небольшие наручные часы, и наши часы G-Shock долго не могли выйти на удовлетворяющий нас уровень продаж. Никто в мире и не задумывался о том, чтобы начать производить более толстые, более крупные часы. Полагаю, в мире нашлось бы достаточно умелых и обученных специалистов, которые, если они задумались над тем, что и я, могли бы разработать аналогичные часы. Также я наслышан о том, какие выдающиеся мастера живую в России, уверен, что, если бы они задумались бы над этой проблемой, они обязательно бы создали подобные часы.
Как появилось это название – G-Shock?
Вместе со мной работал дизайнер, который видел, как я пускаю часы в свободное падение из окна туалета, и как они ударяются внизу о бетон. У него родилась ассоциация с ускорением свободного падения, и он решил использовать в названии часов букву «G», которой мы обозначаем ускорение свободного падения. Получилось G-Shock.
Название появилось ещё до завершения проекта?
Ещё до того, как была завершена разработка конструкции часов, уже был определён период начала продаж, было название. Я был полон решимости уйти из компании, если бы я не смог завершить эту разработку.
Можете ли вы сравнить «джи-шоки» с ударостойкими часами других часовых марок?
В мире ещё не производились часы, которые были бы более ударопрочными, чем G-Shock. За те тридцать пять лет, в течение которых эти часы производятся, я ни разу не слышал, чтобы мне сказали: «Вот, у меня были эти часы, и они сломались».
Что вы сделали, когда проект успешно завершился?
Было такое ощущение: «Так, а теперь за что бы нам взяться, на какой бы теперь вызов ответить?» 

2018_10_22_Cas005.jpg
1 сентября 2017 года, модель MRG-G1000B-1A4, официально 100-миллионный экземпляр Casio G-Shock (на задней крышке корпуса выгравирована цифра 100000000).

Выглядит так, что эта разработка близка к тому, как принято делать военную технику. Был ли интерес к разработке со стороны армии Японии?
Сначала я должен сказать, что в нашей компании не было никаких разработок, сделанных под нужды военных. Однако мы признаём, что, поскольку мы производим исключительно прочные часы, многие господа, несущие военную службу, пользуются нашими часами. И мы чрезвычайно им за это благодарны.
Существовали ли официальные поставки в армию Японии? Было бы интересно отыскать такие часы.
Нет. В Японии, как известно, не армия, а силы самообороны. Но, несмотря на то что не было никаких официальных поставок, мы знаем от наших представителей в различных городах страны, что служащие сил самообороны приезжают в магазины и закупают часы мелкими партиями.
Были ли у вас проекты, которые оказались не утверждёнными руководством и которые не пошли в производство?
Нет, мы все вместе в компании берёмся за разрешение задач. Мы изначально планируем и производим разработки часов с целью их продавать. Пожалуй, у меня не было такого случая, чтобы разработка была завершена, а часы не были запущены в продажу. Конечно, были такие разработки, у которых из-за сложности откладывались и откладывались даты начала продаж, но мы не отказываемся от попыток завершить такие проекты.
Возникали ли у вас идеи, про которые вы точно знали, что в «Касио» они в разработку не пойдут?
Есть среди тех проектов, которые я делал уже после запуска G-Shock, одна идея, которую я пока что не могу реализовать по техническим причинам. Например, в этой комнате нет настенных часов. Мы с вами ведём беседу, и в какой-то момент я задумываюсь о том, а какой же сейчас час? Если я посмотрю на часы в процессе разговора, это будет невежливо. Поэтому хотелось бы придумать и разработать такие часы, чтобы, как только я подумаю который час, ответ всплывал бы у меня в голове. Если бы я смог такое сделать, был бы счастлив, но в данный момент технически реализовать эту идею я не могу.
Вас часто называют «отцом» «Джи-шока». Есть ли у вас представление, сколько всего у вас «детей»?
Более двух тысяч и нескольких сотен различных моделей, разновидностей «Джи-шока» за минувшие тридцать пять лет. Точные цифры я сейчас не могу назвать, я уверен, что их знают люди в нашей компании, которые непосредственно занимаются продажами. И они не только знают цифры, они их увеличивают, благодаря им количество моих «детей» всё увеличивается и увеличивается.
Хорошая ли идея коллекционировать «джи-шоки»?
Насколько я имел возможность наблюдать, часы G-Shock как в мужском, так и в женском вариантах очень нравятся мужчинам и женщинам в России. Я был бы чрезвычайно рад, если бы в России начали собирать коллекции «джи-шоков». Почему бы и нет? Думаю, что русским часы G-Shock подходят по характеру, так как здесь мужчины добрые и сильные, а женщины красивые и сильные. 
Дополнительную информацию о часах Casio G-Shock можно найти на официальном сайте бренда.