2018_11_KCh002.jpg
x

Репортаж    Константин Чайкин берёт «Стрелку за дерзость»

10.11.2018   •  

2018_11_KCh002.jpg

Это, конечно, не финал ЧМ по Ф, но эмоции вечером 9 ноября сего года бурлили. Константину Чайкину, который выставил на ЧМ-2018 по высокому часовому искусству (Grand Prix d’Horlogerie de Genève, он же GPHG, он же «Гран-при высокого часового искусства Женевы») два своих опуса, пришлось отыгрываться. Сразу скажу, я болел за сборную Чайкина. Благо, всё не как в футболе – любой забитый им гол приносил победу. В прошлом году Константин, выставивший на Гран-при своего великолепного «Джокера», первого из ристмонов (Wristmons – так называется коллекция наручных часов Константина Чайкина с циферблатом-лицом), проиграл, хотя его часы сражались упорно, обойдя в категории «Декоративные часы» достойных соперников, включая Divas’ Dream Peacock компании Bvlgari и Laureato Skeleton компании Girard-Perregaux. Продолжая футбольную аналогию, можно было бы смекнуть, что, мол, Константин назначил форварда играть не на той позиции. Но не уверен, что и на «той» позиции «Джокер» бы сыграл, так как в женевском Гран-при царствуют и эмоции, и трезвый расчёт, потому предвидеть, что и как скажется в каждом конкретном случае, крайне маловероятно, здесь вам не футбол. 

2018_11_KCh001.jpg
Константин Чайкин и его «Клоун».

В этом году Константин выставил двух игроков, последователей «Джокера». Первым номером в категории «Совершенство в механике» (Mechanical Exception) шёл совместный проект Automaton Joker, созданный в сотрудничестве со знаменитым независимым женевским часовщиком Свендом Андерсеном. Константин Чайкин дал блок индикации «Джокера», «лицо» часов, Свенд Андерсен – установленный на обороте механический блок анимации с игроками в покер. 

2018_11_KCh005.jpg
Automaton Joker – Konstantin Chaykin & Andersen Genève.

Вторым номером в сборной Константина Чайкина играл «Клоун», он был выставлен в категории «Малая стрелка» (Petite aiguille; в ней участвуют часы стоимостью от 4000 до 10000 франков, ориентировочно от 200 до 700 тысяч рублей). Выпуск этих часов, клона «Джокера», был инициирован выходом в сентябре 2017 года в прокат ужастика «Оно: Часть 1» Андреса Мускетти. Константин Чайкин лимитировал производство «Клоуна» всего 27 экземплярами (все распроданы) и, по-видимому, памятуя о словах Воланда, направил часть выручки на благотворительность. В высшей степени достойное и ответственное решение, которому можно только рукоплескать. Церемонии награждения лауреатов Гран-при начиналась для меня на прохладной ноте. При объявлении победителя в категории «Малая стрелка» победила семейная пара Габрингов (марка Habring2), что помимо разочарования касательно Чайкина и его «Клоуна» вызвало раздражение непрекращающимся романом Гран-при с Габрингами, разумеется, замечательными во всех отношениях людьми, но непонятно по какой причине получающими призы уже которых год подряд. Оставалось дождаться результата в категории «Совершенство в механике». Увы, и здесь меня ждало разочарование – победили часы Grande Sonnerie фирмы Greubel Forsey. Впрочем, победили заслуженно, здесь никаких вопросов не возникло. Но матч был проигран… Но действо продолжалось, и по окончании чествования победителей в основных категориях началось вручение спецпризов от жюри Гран-при. Я уже ни на что не надеялся, как вдруг из женевского Большого театра, где всегда проходит церемония, сквозь просторы интернета донеслось: «Константин Чайкин, приз «За отвагу, смелость, безрассудство, дерзость и решительность» (Audacity prize)»! 

2018_11_KCh004.jpg
«Женевская стрелка», наконец, в руках Константина Чайкина.

Когда, казалось бы, уже все аргументы были исчерпаны, от многоуважаемого жюри потребовались те же самые качества, которые были приписаны им Константину Чайкину. Чтобы, наконец, признать очевидное: ландшафт современного часового искусства изменился, многомиллионные разработки и сверхсложные пафосные часы ради одной только сложности уже не вызывают того ажиотажа, свидетелями которого мы были всего лишь десятилетие назад. Пришло время часов неординарных, эффектных, изобретательных, провокативных. И ристмоны, они же «наручные монстры» Константина Чайкина, – одно из наиболее интересных проявления этой новой реальности. Браво, Константин Чайкин!