фвкпра
x

Поп-культура    Разбираться в дорогих часах...

17.08.2014   •  

фвкпра

Виктор Пелевин, которого Дмитрий Быков как-то назвал одним из самых грустных и точных летописцев нашей эпохи, не мог не затронуть тему часов в своих произведениях. В романе «Generation П», этом выдающемся литпамятнике жутковатым, циничным и психоделическим 90-м, стоит отметить два занятных пассажа.Вот главного героя книги, бывшего поэта-переводчика, а ныне начинающего копирайтера Татарского, готовит к переговорам с потенциальными рекламодателями ушлый Морковин:

Усложняешь, – махнул рукой Морковин. – Жизнь проще и глупее. И вот еще…
Он вынул из кармана узкий футляр, открыл его и протянул Татарскому. В футляре лежали тяжелые, красиво-уродливые часы из золота и стали.
– Это «Ролекс Уйстер». Осторожней, не сбей позолоту – они фальшивые. Я их только на дело беру. Когда будешь говорить с клиентом, ты ими так, знаешь, побрякивай. Помогает.

Что касается часов Rolex Oyster (правда, они, конечно, не «Уйстер», а «Ойстер»; может, опечатка?), то это общее наименование спортивного направления ролексовских часов, которые, наверное, и представляются в первую очередь, когда речь заходит о «ролексах»: круглые корпуса, широченные ободки, броские метки, металлические браслеты… А еще ими – даже фальшивыми – полезно побрякивать, когда приходит время «разрулить» и «порешать». Татарский новое ремесло освоил с блеском и в итоге оказался – бок о бок с тем же Морковиным – в таинственном «Межбанковском комитете по информационным технологиям», который, как выяснилось, делает не только рекламу, но и всю политику в стране (что рекламный ролик, что новостной видеосюжет – работа одних и тех же копирайтеров…). Вот один из эпизодов во время первого знакомства Татарского с новым боссом: 

Татарский заметил на его запястье часы с браслетом из необычных звеньев разного размера. Заводная головка часов была украшена маленьким брильянтом, вокруг циферблата тоже были три спиральных брильянтовых кольца. Татарский вспомнил редакционную статью о дорогих часах, прочитанную в каком-то радикально-кислотном журнале, и уважительно сглотнул. 
Хозяин кабинета заметил его взгляд и посмотрел на свои часы.
– Нравятся? - спросил он.
– Еще бы, – сказал Татарский. – Если не ошибаюсь, «Piaget Possession»? Кажется, стоят семьдесят тысяч?
– Пеже позесьон? – Тот поглядел на циферблат. – Да, действительно. Не знаю, сколько стоят.
– Господин Пеже со своими пацаками, – сказал Морковин.
Хозяин кабинета явно не понял шутки.
– Вообще, – быстро добавил Морковин, – ничто так не выдает принадлежность человека к низшим классам общества, как способность разбираться в дорогих часах и автомобилях. 
Татарский покраснел и опустил взгляд. 

«Пьяже» (транскрипция «Пеже», видимо, понадобилась для аллюзии на фильм «Кин-дза-дза») действительно в начале 90-х запустила ювелирную коллекцию Possession, но здесь автор от строгого следования фактам отказался. Все-таки часы из этой линейки предназначены для женщин. Просто, надо полагать, марка «Пьяже» была выбрана для главы всесильного комитета как более загадочная и утонченная, чем обросший ассоциациями с братками «Ролекс». А вот принадлежность к каким классам общества выдает способность разбираться в дорогих часах – вопрос действительно любопытный…