208_03_06_Jlc_01SB.jpg
x

Вопрос – Ответ    Стефан Бельмон, директор по наследию Jaeger-LeCoultre, об ощущении простора и открытости, а также о нежелании производить часы лишь для небольшой группки счастливчиков

06.03.2018   •  

208_03_06_Jlc_01SB.jpg

Стефан Бельмон на новом посту. Следует признать, работать директором по наследию в такой марке, как Jaeger-LeCoultre (напомню, основана она в 1833 году), задача и простая, и крайне сложная одновременно. Всегда нужно быть на грани трёх миров, трёх тенденций: быть проводником великого прошлого, наполненного достижениями, изобретениями, превосходными разработками, значимыми событиями и просто очень хорошо сделанными часами, оставаться на актуальной волне, отслеживая, что более всего востребовано публикой именно в этот момент, и не забывать продумывать, что такое будет Jaeger-LeCoultre в будущем… 

208_03_06_Jlc_02.jpg
Новый Салон SIHH, новый стенд Jaeger-LeCoultre.

Хотелось бы услышать от вас, почему вы решили изменить оформление выставочного стенда на SIHH-2018. 
Площадь стенда такая же, как и всегда, при этом кажется, что она стала больше: за счет того что мы подняли потолок и расширили свободное пространство справа у входа. Мы стремились создать ощущение простора и открытости, чтобы посетители чувствовали себя непринужденно, могли вольготно осмотреться, пройтись по стенду, пообщаться с часовщиками, дизайнерами, инженерами. Нам хотелось, чтобы стенд напоминал, скажем, кабинет коллекционера, в котором собрано множество прекрасных вещей и предметов, – только не тесный. Мы также сделали специальное освещение, которое создает впечатление естественного света, будто до улицы рукой подать. Вдобавок наш стенд украшает макет классического спортивного автомобиля, изготовленный из дерева и стали. Это не просто инсталляция, а реальный прототип. Деревянные детали мы заказывали в Швейцарии, а стальные – на одном автомобилестроительном предприятии на юге Франции. Макет изготовлен целиком и полностью вручную: вручную подгонялась даже форма металлических элементов, осуществлялась их сварка и последующая полировка стыков. 

208_03_06_Jlc_02a.jpg
Макет спорткара на новом стенде Jaeger-LeCoultre – как будто из 1950-х.

Это своего рода визуальная метафора того, как в «Жежер-ЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre) создаются часы. Этот процесс нельзя полностью компьютеризировать и автоматизировать. Многое здесь до сих пор делается руками. Взять, к примеру, часовой корпус: на этапе проектирования он выглядит одним образом, но затем мастер берет его в руки, шлифует, полирует, снимает фаски, отделывает различные элементы – и это уже совсем другой корпус. Нам важно было показать: производство часов – это не только разработка механизма, начинки. Не меньшее значение имеет и внешний облик. Посмотрите, как свет играет на стальных деталях автомобиля. Точно так же – только в меньшем масштабе – филигранная отделка создает игру света на поверхности часов, и это добавляет им шарма. Еще в этом году мы сделали особый акцент на ремешках и браслетах. Они никогда раньше не были нашей сильной стороной, и мы решили исправить это упущение. В наших свежих творениях ремешки более гибкие и эргономичные. Мы выпустили новый металлический браслет, использовали непривычные для нас материалы, расширили цветовую гамму. Вроде бы это всего лишь аксессуар, но часы выглядят привлекательнее и эффектнее. Что еще раз доказывает: в нашем деле не бывает мелочей. 

Раз уж заговорили о корпусах, не планируете ли вы делать их по индивидуальному заказу? 
Возможно, в будущем. Было бы неплохо дать клиентам возможность выбрать корпус, скажем, какой-то особенной формы. Для этого подошла бы серия Hybris Artistica. Загвоздка в том, что люди зачастую не могут четко и конкретно сформулировать свои пожелания, поэтому дизайнерам все равно приходится придумывать все самостоятельно, опираясь на те расплывчатые описания, которые удается получить в ходе беседы с заказчиком. Процесс этот не из легких. Мы пока к такому не готовы. Но сама идея уже приходила нам в голову. В особенности в плане старинных часов, ведь у нас такое богатое наследие. Это, кстати, отличный способ познакомить покупателей с историческими творениями и понять, что им больше по вкусу: ушки крепления ремешка времен 40-х, ар-деко 30-х или же более прихотливый дизайн 50-х. Прощупав таким образом почву, можно было бы воссоздать какие-то находки из прошлого. Сохранить верность духу в общем, но слегка переосмыслить часы на современный лад. Именно так мы и поступили с «Полярисом» (Polaris). Важно определить, какие черты в дизайне ключевые, что ни в коем случае нельзя трогать, а какие, наоборот, можно модифицировать, чтобы создать что-то по-настоящему новое. 

208_03_06_Jlc_03.jpg
Винтажные модели новой коллекции Jaeger-LeCoultre Polaris. Аутентичная эмблема дайверских часов Jaeger-LeCoultre в виде водолазного шлема на задней крышке корпуса.

В последнее время в часовой отрасли вообще, да и в самой группе «Ришмон» (Richemont Group) и в «Жежере» в частности, произошло немало изменений. У вас, к примеру, новый руководитель. Отразилось ли это как-то на характере продукции? 
В этом году мы решили сделать упор на спортивную эстетику. «Жежер-ЛеКультр» всегда позиционировала себя как традиционную мануфактуру. Вот и сейчас нас прежде всего ассоциируют с высоким часовым искусством, строгим, элегантным дизайном. Но, как ни удивительно, на протяжении всей своей истории вдобавок к классике мы выпускаем и спортивные часы. Какой период ни возьми, они непременно там будут: в 20-е – Duoplan; в 30-е – «Реверсо» (Reverso); в 50-е мы представили первую водолазную модель; в 60-е – «Полярис»; 70-е тоже не стали исключением… Спортивные модели позволяют выделить мужскую сторону нашей марки. Технически сложные калибры – это хорошо, но недостаточно. Нашей целевой аудитории нужен определенный дизайн. Именно поэтому у нас в коллекции в последнее время появились «Мемовокс» (Memovox) и «Дип Си» (Deep Sea). А до них был Master Compressor. Мы всегда старались предложить что-то в дополнение к классическому «Мастеру» в круглом корпусе, к столь популярным сегодня «Рандеву» (Rendez-Vous), к «Реверсо». 

208_03_06_Jlc_04.jpg
Винтажно-актуальные хронографы новой коллекции Jaeger-LeCoultre Polaris. Сквозь сапфировое окно можно видеть автоматический хронографический Калибр 751 (хронограф) или 752 (хронограф и мировое время), кстати, раньше этот механизм всегда был скрыт под спло

Больше всего головной боли нам доставили свежие «полярисы»: дизайн этих часов построен вокруг механизма «Мемовокс» с будильником, поэтому пришлось попотеть, чтобы изменить функционал, но при этом сохранить привычную стилистику. Перевыпуск «Дип Си» и другие спортивные коллекции дались нам меньшей кровью. Линейка «Полярис» стала одним из четырех флагманов нашего ассортимента. В женском сегменте это «Рандеву» и «Реверсо», в частности такие коллекции, как Reverso One и Reverso Duetto, а в мужском – «Мастер Контроль» (Master Control), который остается лидером продаж, и вот теперь «Полярис». Наши спортивные часы отличает не менее тонкое исполнение, чем у классических. Это настоящие произведения высокого часового искусства. Посмотрите на корпуса и циферблаты: такую тонкую отделку в обычных спортивных часах не встретишь. Вдобавок все они укомплектованы фирменными калибрами – и это немаловажная деталь. Я уже сказал ранее: в часах одинаковую роль играют две составляющие: как внутренняя, так и внешняя. Кстати, раньше спортивные модели у нас стоили гораздо дороже, чем «Мастер Контроль». Но «Полярис» удалось удержать более-менее в той же ценовой категории. Благодаря этому у многих покупателей выбор стал шире. 

208_03_06_Jlc_05.jpg
Винтажно-актуальные автоматические модели новой коллекции Jaeger-LeCoultre Polaris. Люминесцирующая разметка циферблата.

Нашли ли в новых «полярисах» применение какие-то технологии, которые нельзя было себе представить в момент создания модели-предшественницы? 
Если раньше использовалось оргстекло, то теперь мы поставили сапфировое. Оно сохраняет прекрасные водоупорные свойства до глубины 200 м, то есть оно в состоянии выдержать колоссальное давление, но при этом более тонкое и совсем не утяжеляет профиль. 

208_03_06_Jlc_06.jpg
«Полярис Мемовокс». Тот самый.

Какой из новых «полярисов» по душе лично вам? 
Ну, выделять фаворитов пока еще рановато. Время покажет. Вообще же я давний поклонник «Мемовокса», функция будильника – моя самая любимая: когда звонит будильник, часы как будто оживают. Так что я в восторге от последнего «Поляриса Мемовокса». А какой там замечательный ванильный оттенок у суперлюминовы! Прямо сейчас у меня на запястье хронограф «Полярис». Я не большой любитель хронографов, но вот этот мне очень нравится: это классический хронограф с двумя счетчиками. У него нет окошка даты, так что на циферблате много свободного места. Накопители не перетягивают на себя все внимание, первое, что замечаешь, – перед тобой «Полярис», и только потом видишь, что он еще и хронограф. 

208_03_06_Jlc_07.jpg
Сложная отделка циферблатов – характерный признак всех моделей новой коллекции Jaeger-LeCoultre Polaris.

А что оказалось при создании новой коллекции самым тяжелым? 
Обеспечить высочайшее качество отделки и при этом удержать стоимость на приемлемом уровне. Мы стремились к тому, чтобы, несмотря на доступность, покупатель был уверен: он приобретает по-настоящему первоклассную вещь. Это извечная проблема: высокое часовое искусство традиционно ассоциируется с заоблачными ценами. Но нам бы не хотелось производить часы лишь для небольшой группки счастливчиков. Еще пришлось поломать голову над зонированием циферблата. Центр у нас отведен под главную функцию, а на периферии может быть тахиметрическая шкала, вращающийся ободок, мировое время. Нам хотелось, чтобы циферблаты получились насыщенными, но не перегруженными. Чтобы просматривалась четкая иерархия зон, и чтобы все показания легко считывались.