ApROOCov
x

Досконально    Страницы из 25-летней истории Royal Oak Offshore: посвящение автогонкам, эпизод I

20.03.2018   •  

ApROOCov

В этом году исполняется четверть столетия коллекции Royal Oak Offshore швейцарской компании Audemars Piguet. Как полагается, большая круглая цифра была отмечена выпуском таких и эдаких спецмоделей, начиная с воспроизведения на новой мануфактурной базе того самого исходного «Оффшора» 1993 года авторства Эммануэля Гета (разумеется, не забываем упомянуть гений великого Жеральда Жента, автора оригинального дизайна Royal Oak) и завершая экстравагантными Royal Oak Offshore Tourbillon Chronograph 25th Anniversary с корпусом уже не жентовской конструкции. Сеть и бумажные медиа заполнены описаниями новинок юбилейной коллекции, и мы тоже немало приложили к тому руку, поэтому хотелось бы дополнить сведения о дне текущем подробным разбором того, что же интересного происходило в коллекции Royal Oak Offshore за истекшие 25 лет. Мы тоже там были, но всё как-то позабылось, стоит освежить воспоминания. Поскольку тема представляется неохватной, по меньшей мере, для онлайн и даже журнальной публикации (книгу стоило бы написать), поэтому мы её разобьём на несколько глав и начнём здесь наши публикации с рассказа об автогоночных «оффшорах». 

2018_03_18_Ap000o.jpg
От и до: Audemars Piguet Royal Oak Offshore 1993 года и Royal Oak Offshore Tourbillon Chronograph 25th Anniversary 2018 года.

Бросать взгляд в прошлое очень полезно не только для того, чтобы припомнить что-то, что позабыл, или узнать, что упустил, но и для того, чтобы, окинув взглядом прошедшее, по-новому оценить сделанное, некогда в спешке и суете повседневности недооцененное, недораспознанное. Именно такие размышления посетили меня, когда я собирал информацию для планировавшегося цикла публикаций по истории «Оффшора». Признаюсь, в своё время меня порой раздражал весь представлявшийся нескончаемым ряд лимитированных серий, посвящённых то тому, то этому. И не только меня, вспоминается как-то высказанное по этому поводу мнение собирателя часов Audemars Piguet: вот, мол, «монтойя» или второй «барикелло» – превосходные часы, а что дальше выпускалось – уже несерьёзно… Сейчас тема закрыта – в хорошем смысле этого слова: автогоночные «оффшоры» не выпускаются с 2012 года, и потому вся эта история приобретает чётко выраженный коллекционный характер. Действительно, юноше, обдумывающему житьё, стоить посмотреть на автогоночные «оффшоры» – вот тема для коллекционирования! За 25 лет обычный автоматический хронограф спортивного стиля превратился эффектные коллекционные часы, стоимость которых на вторичном рынке держится на весьма высоком уровне. А какие имена: Михаэль Шумахер, Рубенс Баррикелло, Ярно Трулли, Себастьен Буэми, Хуан-Пабло Монтойя… Сказка. 

2018_03_18_Ap001_m.jpg
Хуан-Пабло Монтойя и его Royal Oak Offshore Juan Pablo Montoya, 2004 год, платиновая модель, 100 экземпляров.

Автогоночные «оффшоры» начинались в 2004 году с часов Royal Oak Offshore Juan Pablo Montoya, посвящённых Хуану-Пабло Монтойе, а не с моделей «Барикелло», как нередко пишут в сети. Тогда, в 2004-м, в «Формуле-1» все говорили о Монтойе, он был попирателем авторитетов и грозой чемпионов, результаты сезонов 2002 и 2003 годов давали все основания видеть в нём новую суперзвезду «Формулы-1». Поэтому выбор персонажа для запуска первого формулического «оффшора» был безупречным, а результат – впечатляющим. Настолько, что Жан-Клод Бивер, возглавивший в 2004-м марку «Юблот», как представляется, делал свои «биг бэнги» именно с «монтойи», а не с «ройял оуков» образца 1972 года и не с «офшоров» образца 1993 года. Сравните фотографии. Поэтому претензии Биверу могут предъявлять ни Жента и ни Гет, а Октавио Гарсиа, арт-директор Audemars Piguet с 2002 по 2015 годы, автор всех тех часов, которые фигурируют в этом обзоре. Три года назад он внезапно покинул компанию, так что самое время особо подчеркнуть его роль в развитии коллекции бренда как одного из творцов современных «ройял оуков» в их наиболее эффектной агрессивно-спортивной реализации. Октавио Гарсиа нельзя назвать сторонником лаконичного подхода к дизайну. Напротив, он представляется большим мастером вкусных деталей, которыми он в избытке наделял нарисованные им часы, так что временами мало не казалось. «Монтойя» и первая проба пера, и образец его стиля. Первое, что бросается в глаза – модифицированный дизайн фирменного восьмигранного ободка «ройял оуков», до того святая святых в одемаровской коллекции. Октавио Гарсиа заменил стандартные винты с шестигранными головками, изготовленные из белого золота, титановыми винтами с пустотелыми головками автомобильного дизайна, сделал под них в ободке боковые проточки, и декорировал ободок углепластиковой накладкой. 

2018_03_18_Ap001b_m.jpg
Октавио Гарсиа, арт-директор Audemars Piguet с 2002 по 2015 годы, и Royal Oak Offshore Juan Pablo Montoya, 2004 год, модель из розового золота, 500 экземпляров.

И без того массивный оффшоровский корпус Октавио Гарсиа утяжелил ещё более, добавив угловатые защитные накладки кнопок хронографа и заводной головки (некоторые называют их «квадратными челюстями»). Защитные накладки были прикреплены к корпусу четырьмя винтами тоже с «автомобильными» пустотелыми шестигранными головками. Кстати говоря, у владельца «оффшора» впервые появилась возможность с интересом рассмотреть свои часы сбоку, ибо и этот ракурс, нечасто задействуемый в дизайне часов в полной мере, стал интересным и изобилующим необычными деталями, услаждающими взор ценителя часового искусства. Кнопки хронографа «монтойи» украшены рельефным полосчатым декором – это ещё одна «автомобильная» деталь, которая может вызвать ассоциации либо с педалью газа, либо с решётками воздухозаборников. Форма заводной головки «оффшора монтойи» также далека от классического ройялоуковского шестигранника – Октавио Гарсиа удлинил её сверх всякой меры и придал форму центральной гайки крепления колеса на формулическом болиде. Также особого рассмотрения заслуживают стрелки. Часовая и минутная стрелки, вообще говоря, сохранили исходную жентовскую форму, однако, Октавио Гарсиа решил сделать их широкими, скелетонированными и даже решётчатыми, что вполне согласовалось с агрессивно-спортивной стилистикой часов. Не остался незатронутым и фирменный рельефный декор ройялоуковских циферблатов tapesserie, для «монтойи» центральную часть весьма кстати «шашечного» циферблата украсили рельефным изображением клеточного автогоночного флага. Получилось похоже на логотип «виндоуз»... По этой причине или по иным соображениям, но Октавио Гарсиа в дальнейшем отказался от использования такого декора. В этой связи стоит отметить, что дизайнерская изобретательность Гарсиа сочетается с невероятной гибкостью, когда рассматриваешь все эти бесчисленные «оффшоры», создаётся такое впечатление, что он с лёгкостью отказывался от одних решений в пользу других, потом возвращался к прежним, и никогда не зацикливался на одной-единственной привлекавшей его идее. 

2018_03_18_Ap002_m.jpg
Royal Oak Offshore Juan Pablo Montoya, 2004 год, титановая модель, 1000 экземпляров.

В часах Audemars Piguet немалое значение имеют механизмы. Во всех «оффшорах» до «монтойи» этот факт игнорировался, и лишь здесь, на одиннадцатом году существования коллекции, заднюю крышку корпуса было решено снабдить сапфировым окном. Гарсиа, как мастер деталировки, тут же придумал для Royal Oak Offshore Juan Pablo Montoya специальный дизайн ротора системы автоматического завода с пятью круглыми отверстиями. В то время в «оффшорах» использовались ещё немануфактурные механизмы с жежеровским базовым автоматическим Калибром 2226 и хронографическим модулем «дюбуа-депра», в чём у владельца часов впервые появилась возможность убедиться воочию. Сейчас практика ставить прозрачные задние крышки в механические часы стала общепринятой, что безусловно оправданно, если механизм действительно хорош, а он у «оффшоров» превосходен. Наконец, следует рассмотреть ремешки «монтойи». Октавио Гарсиа немало попрактиковался в изобретении различных типов гоночных ремешков, ремешок «монтойи», в частности, украшен сетчатой прострочкой контрастного (титановая модель) либо неконтрастного (золотая и платиновая модели) цвета. 

2018_03_18_Ap003_b.jpg
Рубенс Баррикелло и его Audemars Piguet Royal Oak Offshore Rubens Barrichello, 2005 год, титан, 150 экземпляров.

Все три модели Royal Oak Offshore Juan Pablo Montoya были с энтузиазмом восприняты публикой, поэтому последующий автогоночный «оффшор» не заставил себя долго ждать: в 2005 году появилась первая модель, посвящённая Рубенсу Баркикелло. В этих часах Октавио Гарсиа вернулся к классической конструкции Royal Oak Offshore, сосредоточив всё внимание на дизайне циферблата. Собственно, циферблатом эти часы прежде всего интересны. В разметке циферблата маленькой секундной стрелки были использованы цвета бразильского флага (Барикелло родом из Бразилии), циферблат 12-часового накопителя был украшен сине-красной эмблемой гонщика, но более всего в циферблате запомнилась необычная разметка с большими цифрами минутной шкалы, заменившими часовые маркеры – в «Одемаре» этот дизайнерский приём обкатали за одиннадцать лет до ролексовского «эр-кинга». Контраста добавил драматично-чёрный ободок с каучуковым покрытием (в дальнейшем в Audemars Piguet отказались от применения этой отделки). Определённую пикантность часам придавал тот факт, что Рубенс Баркикелло родился в 1972 году, когда были выпущены первые Royal Oak. 

2018_03_18_Ap004_b2.jpg
Audemars Piguet Royal Oak Offshore Rubens Barrichello II, 2006 год, розовое золото (500 экземпляров) и титан (1000 экземпляров).

В следующем, 2006 году, сотрудничество Audemars Piguet с Рубенсом Баркикелло было продолжено. Руководство бренда и (или?) Октавио Гарсиа решили вернуться к экспериментальному дизайну Royal Oak Offshore Juan Pablo Montoya, и продолжать работать в этом направлении, дополняя «оффшоры» стандартного исполнения, от которого никто не отказывался, новомодными автогоночными моделями. «Баррикелло 2» – так были названы новинки, и у них было мало общего с «Баррикелло 1». Часы были представлены публике не в обычную женевскую выставочную сессию в январе, а 23 августа 2006 года на Гран-при Турции в Стамбуле (кстати, Баррикелло там выступил неудачно, финишировав на 14 позиции). 

2018_03_18_Ap005_b2.jpg
Audemars Piguet Royal Oak Offshore Rubens Barrichello II, 2006 год, титан (1000 экземпляров).

С технической точки зрения основной «фишкой» Royal Oak Offshore Rubens Barrichello II было появление там керамики – материала, имеющего имидж высокотехнологичного (он таковым и является), прочного и, что немаловажно, устойчивого к появлению царапин. Из керамики в этих часах были изготовлены ободок, кнопки хронографа и вставка заводной головки, благодаря чему часы приобрели ещё чётко выраженный технический характер. Также специально для этих часов была придумана новая разновидность циферблата, которую назвали «гоночной» – Méga Tapisserie Racing. Гоночного в ней было то, что вместо рельефных пирамидок Méga Tapisserie была применена решёточная скелетонированная структура с отверстиями вместо пирамидок. Поэтому появилась редкая возможность рассмотреть сквозь циферблат, пусть всего лишь частично, установленный под ним хронографический блок часового механизма. Вместе с циферблатом полностью скелетонировали оффшоровские стрелки, обкатанные в Royal Oak Offshore Juan Pablo Montoya. Результат впечатлял, так как структура циферблата получилась замысловатой и многоуровневой – от хронографического блока и до внешнего скошенного кольца циферблата с тахиметрической шкалой. 

2018_03_18_Ap006_sing.jpg
Royal Oak Offshore Singapore Grand Prix Chronograph, 2008 год, прессованный углеволоконный композит, стальной ободок (250 экземпляров).

В 2008 году серия автогоночных «оффшоров» была неожиданно продолжена моделью Royal Oak Offshore Singapore Grand Prix Chronograph, выпущенной в честь первой в истории ночной гонки «Формулы-1», проводившейся в Сингапуре. Из автогоночных «оффшоров» это первые часы, оснащавшиеся механизмом на базе мануфактурного автоматического Калибра 3126. К сожалению, убедиться в том воочию не получится, так как задняя крышка корпуса – сплошная. Для  посвящения Сингапуру на циферблате места выделено не было (и правильно), но заднюю крышку корпуса приспособили для этой цели полностью. Она выполнена в виде памятного медальона с изображением гоночного болида и всеми полагающимися по такому случаю надписями. «Оффшор Сингапур» – превосходный пример спецчасов, где максимальный результат достигается минимальными дизайнерскими средствами, минимальными в том смысле, что в этой модели за основу была взята базовая модель коллекции Royal Oak Offshore, как это уже было сделано в часах «Баррикелло 1». Тема ночной автогонки была выражена агрессивной красно-чёрной цветовой гаммой часов: чёрными были корпус с корпусным кольцом из прессованного углеволоконного композита (ободок – стальной), внешнее кольцо циферблата с тахиметрической шкалой, счётчики хронографа и перфорированный ремешок; красными – фирменный циферблат Méga Tapisserie, заводная головка, кнопки, изнанка ремешка и его двойная прострочка. 

2018_03_18_Ap007_TourAuto2009_08.jpg
Royal Oak Offshore Chronograph: Tour Auto 2009 (титан, 100 экземпляров) и Tour Auto 2008 (сталь, 100 экземпляров).

Эффектная автогоночная раскраска имела успех, поэтому в том же 2008 году компания Audemars Piguet решила поддержать ралли классических автомобилей Tour Auto, которые организуются во Франции в честь знаменитых дорожных автомобильных гонок «Тур де Франс» (проводились с 1899 по 1986 годы), выпуском лимитированной серии Royal Oak Offshore Tour Auto 2008 Chronograph. Часы в стальном корпусе оснастили красными стрелками (центральная секундная стрелка и стрелки счётчиков хронографа) и чёрным перфорированным кожаным ремешком с белой прошивкой. За сотней экземпляров, выпущенных в 2008 году, в 2009 году последовала ещё одна лимитированная серия (тоже 100 экземпляров) Royal Oak Offshore Tour Auto 2009 Chronograph, циферблат этих часов был выполнен в красно-чёрной раскраске, инвертированной по сравнению с «сингапуром»: красные счётчики на чёрном циферблате. 

2018_03_18_Ap008_TourAuto2010_12.jpg
Royal Oak Offshore Chronograph: Tour Auto 2010 (сталь, 60 экземпляров) и Tour Auto 2012 (сталь, 150 экземпляров).

В 2010 и 2012 годах были выпущены ещё два автогоночных «оффшора» Tour Auto. Модель 2010 года также выполнена в красно-чёрной раскраске, правда, красным размечены только кольцевые обводки циферблатов маленькой секундной стрелки и 30-минутного счётчика. Однако, не это главное, более всего к часам привлекают внимание «технический» рельефный ободок (также он появился в часах 2010 года Royal Oak Offshore Gentleman’s Driver Chronograph – но о них в следующем эпизоде) и необычная тахиметрическая шкала в гоночную «шашечку» (она также появляется в Gentleman’s Driver). Модель Royal Oak Offshore Tour Auto 2012 Chronograph, похоже, была последней из выпускавшихся в сотрудничестве с организаторами классического ралли. Она интересна тем, что боевая гоночная красно-чёрная раскраска сменилась французской патриотической бело-сине-красной. 2011 год не был пропущен: тогда в Audemars Piguet решили выпустить не «оффшор», но «милленари»: стальную модель Millenary Tour Auto Chronograph (150 экземпляров) – но это не тема настоящего обзора. А мы продолжим рассказ об автогоночных «оффшорах» в следующем эпизоде, следите за нашими публикациями. Дополнительную информацию о часах Audemars Piguet можно найти на официальном сайте бренда.