1240092446.jpg
x

Коротко    Вперед в семидесятые

04.08.2015   •  

1240092446.jpg

У каждого десятилетия – и кинематографа каждого десятилетия – прошлого века свой характерный привкус, и 70-е были временем завораживающе-странным. С фильмами того периода часто бывает так: включаешь и думаешь: «Что за черт?» Потом приходишь в восторг и кажется, что это лучшее кино на свете. Потом становится жутковато. Потом смеешься над спецэффектами и украдкой поглядываешь на часы. Потом все заканчивается каким-нибудь самым нелепым образом, ты чертыхаешься, зарекаешься смотреть подобное, но через несколько месяцев обнаруживаешь, что фильм застрял в голове намертво.
Вот типичный пример – фильм Брайана Де Пальмы 1976 г. по роману Стивена Кинга «Кэрри». Мы говорим Кинг – подразумеваем ужасы; мы говорим ужасы – подразумеваем кровищу и заходящих со спины чудовищ. Но на дворе 70-е, и все совсем иначе. Хотя кровь действительно играет в произведении немалую роль, но она менструальная, а потом свиная. Символическая, одним словом. А еще много загадочной музыки, разноцветных ламп, длинных немых сцен и лобковых волос. Спецэффектов почти что и нет. Ну разве что в маму Кэрри кривовато и медленно летят ножики и пожарный шланг, неправдоподобно изогнувшись змеей, сам поливает паршивцев из Кэрриной школы. Зато Сисси Спейсек играет так, что мурашки по коже без всяких дополнительных устрашений. Если что-то в кино 70-х умели делать хорошо, так это выбрать актрису с чертовщинкой в глазах, облить ее кровью и заставить зрителя поверить, что перед ним существо потустороннее.
А в «Кэрри» 2013-го все проще, конечно. Аппетитные красотки с пухлыми губками; никаких тебе немых сцен, все для непонятливых проговаривается; драматичные пассы руками а-ля «Властелин колец» и, конечно, пара негров в массовке для политкорректности.
А повод вспомнить творчество Брайана Де Пальмы у нас имеется, и он самый что ни на есть часовой. Jaeger-LeCoultre на днях объявила, что на ближайшем, 72-м, Венецианском кинофестивале, который пройдет со 2-го по 12-е сентября 2015 г. именно ему вручит специальную награду «Слава кинодеятелю» (Glory to the Filmmaker). Этой премией компания, тесно сотрудничающая с кинематографом, награждает личностей, внесших значительный вклад в современное кино. Признание – это важно. Но, наверное, Де Пальме приятно будет получить еще и специальные Reverso, на оборотной стороне которых красуется символ кинофестиваля и Венеции, крылатый лев.

754727388728026.jpg
Приз лучшему кинодеятелю – специальные Reverso, на оборотной стороне которых красуется символ кинофестиваля.