JC_Babin_02.jpg
x

Вопрос – Ответ    Жан-Кристоф Бабен, генеральный директор Bulgari, про функциональность, ограничение творческой свободы и вечный восьмиугольник

29.01.2018   •  

JC_Babin_02.jpg

Пару недель назад мы встретились с неутомимым руководителем Bulgari в Женеве, чтобы лично сообщить про победы часов марки в нашем ежегодном конкурсе, и не могли не воспользоваться моментом, чтобы не задать ему пару вопросов.

Вы недавно сказали, что делать женские ювелирные украшения легче, чем часы. Почему? На разработку и запуск на рынок ювелирного изделия уходит меньше времени, чем на часы. Причина в том, что не приходится думать о функциональности и особых параметрах вроде водонепроницаемости, ударопрочности и т. п. Не будем забывать и о том, что украшения делаются под индивидуального клиента, они единственные в своем роде. Поэтому все упирается только в мастерство ювелиров, и в принципе идею можно реализовать за три месяца. А новые часы запустить в производство меньше чем за 9–12 месяцев очень сложно. Вторая причина связана с первой. Поскольку мало функциональных ограничений, у создателей гораздо больше творческой свободы. Конечно, ожерелье должно держаться на шее, но все остальное – на усмотрение мастера. Лишь бы камни подходящие нашлись. А часовое дело напоминает фигурное катание: красота в жестких рамках. И никуда не деться от того, что на циферблате должны быть стрелки и они должны показывать время.

Если уж речь о функциональности, в прошлом веке покупатели часов требовали определенных характеристик. Водонепроницаемость, ударопрочность, точность, такой-то материал, такая-то форма. То есть у часовщиков были четкие ориентиры. А чем создатели часов руководствуются в наши дни? Ну, эти характеристики и сегодня в почете, особенно если речь о спортивных часах. Спортивные модели – квинтэссенция качества. Возьмите «Окто» (Octo): они выдерживают погружение на 50–100 м, почти как спортивные часы лет 40 назад. Так что прежние приоритеты никуда не исчезли. Другое дело, что мы сегодня подчеркиваем еще и дизайнерский аспект. Добротный механизм – это важно, но в памяти навсегда остается именно внешний облик. Легендарными часы делает все же не калибр, а дизайн. И на мой взгляд, уважение к дизайнерской стороне принципиально важно для благополучия часового дела в будущем.

Мы все хорошо знакомы с фирменными чертами стиля «Булгари» (Bulgari), но как вы думаете, восьмиугольная форма «Окто» еще долго останется востребованной? Эта форма уходит корнями еще в эпоху Древнего Египта. Потому, мне кажется, люди так хорошо «Окто» принимают: этот восьмиугольник сопровождает человечество на протяжении тысячелетий. Он выглядит как что-то родное, знакомое. Так что, по-моему, восьмиугольник имеет все шансы закрепиться в часовом деле навсегда. В «архетипичности» он ничуть не уступает кругу с квадратом. Конечно, у нас возникнут подражатели. Поэтому нельзя стоять на месте, надо развивать эту концепцию. Эволюцию продолжит модель с титановыми корпусом и циферблатом. Это будет новая визитная карточка «Булгари». И, разумеется, фирменной чертой «Окто» останется тонкий профиль. В общем, постараемся сделать так, чтобы восьмиугольник прочно ассоциировался с нами.

Каждый год в Базеле вы преподносите сюрпризы. Сейчас вы заговорили о титане, о тонких часах, об «Окто»… Может, намекнете, чего ждать на этот раз? Пока рано. (смеется) Но мы стараемся бить мировые рекорды, и скоро намечается еще один. Еще мы любим экспериментировать с материалами – это тоже будет. Но я хочу вернуться к теме восьмиугольника. Эту форму, как ни странно, сильно недооценивают, хотя уже 3 000 лет назад те, кто изучал геометрию, постоянно работали с восьмиугольником, прекрасно были с ним знакомы. Так что «Окто» исправляет эту несправедливость и очень удачно противостоит монополии – и монотонности – круга.