Стефан Бельмон

директор по маркетингу Jaeger LeCoultre

09.10.2016

Как вам удалось обойтись без новаторских материалов и при этом гарантировать, что стрелка будет не только сейчас, но и годы спустя точно шагать с метки на метку?
Надо кое-что объяснить. В этих часах две спиральные пружины: одна для баланса «Гиролаб», а вторая как раз для замирающих секунд. И вот эта вторая пружина – кстати, довольно оригинальной формы – сделана, кажется, не то из кремния, не то из никеля. Вроде бы из никеля. Но мы кремний и никель за новые материалы уже не считаем. Так вот, эта пружина установлена на колесе, которое непосредственно зацеплено с колесом секундной стрелки, то есть находится рядом с центром механизма.

Раз в секунду пружина высвобождается и стрелка перемещается на следующее деление.

Поскольку вся передача состоит из двух колес, нет никаких люфтов, секундная стрелка не дергается.

И вы рассчитываете, что эта система будет безупречно работать годами?
Люфты со временем точно не появятся. Откуда им взяться? Разве что зубья сточатся, но ведь там сопротивление минимальное. Так что стрелка начнет подрагивать только через сотни лет. У пружины тоже огромный ресурс. Еще раз подчеркну: мы не встроили в готовый калибр усложнение для замирающих секунд, а изначально спроектировали его под эту функцию.

То есть серийные «джиофизики» все такие точные?
Все точные. Сами посудите: высокая частота (28 800 пк/ч), крупный баланс с моментом инерции 10 мг/см2 плюс оригинальная конструкция осциллятора. За счет формы «Гиролаба» уменьшается сопротивление воздуха, а значит, энергия расходуется более эффективно. В общем, все спроектировано с прицелом на точность и надежность.
Мы не делаем часы, которые в момент покупки ходят идеально, а потом, через несколько месяцев, – все хуже и хуже. «Джиофизик» не потеряет точности, даже если носить его каждый день и в самых разных ситуациях. Скажем, по этой же причине мы отказались от градусника в пользу регулировочных винтов: при встряске ход не собьется.

Джиофизик» не сертифицирован как хронометр, но все же не скажете, уложился бы он в требования COSC?
В том-то и дело, что Официальный швейцарский институт по испытанию хронометров руководствуется совсем другой логикой. Там калибры испытывают 24 часа в одном положении, потом 24 часа в другом положении и т. д., но часы носят совсем по-другому. Чтобы попасть в стандарты COSC, надо настраивать механизм для работы в определенных положениях – мы же готовим его к реальной жизни. Именно по этим соображениям мы в 1992 г. запустили программу 1 000-часовых испытаний. Мы тогда себе сказали: забудем о COSC, забудем о всех «лабораторных» измерениях. В теории это вещи хорошие, но надо думать о практике.


Полностью интервью читайте в Revolution 46.
Вы можете подписаться на наш журнал на странице podpiska.burda.ru

Популярные статьи

  • Эти часы были на Луне.
  • Новый японец
  • I.N.O.X. Professional Diver